он подойдет не слышно сзади словно кот

Муфта, Полботинка и Моховая Борода (книга 1)

Эно Рауд

Однажды у киоска с мороженым случайно встретились трое накситраллей: Моховая Борода, Полботинка и Муфта. Все они были такого маленького роста, что мороженщица приняла их поначалу за гномов.

Были у каждого из них и другие занятные черточки. У Моховой Бороды – борода из мягкого мха, в которой росли хоть и прошлогодние, но все равно прекрасные ягоды брусники. Полботинка был обут в ботинки с обрезанными носами: так удобнее шевелить пальцами. А Муфта вместо обычной одежды носил толстую муфту, из которой торчали только макушка и пятки.

– Боюсь показаться навязчивым, но славно было бы собраться еще как-нибудь, – сказал Муфта. – Сварили бы какао, побеседовали о том о сем.

– Это было бы замечательно, – обрадовался Полботинка. – Я охотно пригласил бы вас к себе, но у меня нет дома. С самого детства я путешествовал по белу свету.

Он бросил бумажку от мороженого в мусорный ящик и застегнул «молнию» на муфте. Было у его муфты такое свойство: застегиваться и расстегиваться с помощью «молнии». Тем временем и остальные доели мороженое.

– Понимаете, мне страшно нравится получать письма, – сказал Муфта. – А друзей у меня нет, я бесконечно-бесконечно одинок. Вот и пишу все время сам себе. Вообще-то я пишу до востребования. Отправляю письма в одном городе, потом еду в другой и там их получаю.

– Я тоже не против, – сказал Муфта. – Я даже полагаю, что мы могли бы разочек попробовать шоколадного. Правда, оно чуточку дороже обыкновенного сливочного мороженого, но ради такой неожиданной и замечательной встречи стоит не пожалеть копейку.

– Что? – Моховая Борода удивленно взглянул на Муфту. – О каком киселе ты говоришь? Мы ведь едим шоколадное мороженое, или я ошибаюсь?

– Ох, извините, пожалуйста, – смущенно сказал Муфта. – Само собой разумеется, мы едим шоколадное

Источник

Вторая книга, увы, при всей интересности темы, страдает немецкими литературными болезнями: герои ведут длинные философские беседы, обильно пересыпая свою речь цитатами из классиков.

вся серия на любителя производственных романов в альтернативоно-историческом антураже.написанно достаточно хорошим литературным языком и без грамматических ошибок.

Очередная бесконечная история для убийства времени в транспорте. Никитин-Орловский с неграми сто томов наваял, пойдет ли автор на рекорд? Всего седьмая книжка, а ГГ уже молодой бог....

начиная с третьей книги серия поскучнела и вылилась в производственный роман с элементами интриг - где что построили,сколько чего выдали нагора,чем наградили и что прикупили.

что-то подобное произошло у Кулакова.правда здесь ГГ банки не грабил и посему более симпатичен.в сухом остатке все-равно получилось "неплохо",но вот перечитывать серию я точно не стану.

Та же книга что Морской Лорд том 3. Вроде и эпохи интересные НО, из серии выпил украл в тюрьму. Только пошел ограбил выклянчил себе еще земли однообразно и так все 60 лет жизни ГГ. Для этого надо было быть попаданцем?

Темная страсть (fb2)

- Темная страсть (пер. М. А. Комцян ) (а.с.

Раз — пауза — нажим. Два — пауза — нажим. У самого Шейда сердце колотилось как безумное, прокачивая за минуту столько крови, сколько хватило бы, чтоб запустить генератор подземной больницы, но сердце пациента не давало даже искру надежды. Три — пауза — нажим. Мышцы ног Шейда взрывались болью, схваченные судорогой после того, как он бог знает сколько простоял на коленях в крови возле пациента. Четыре — пауза нажим. Легкое покалывание распространилось вниз по дермуару

, проходящему по руке от правого плеча до кисти, когда он использовал свой особый дар, чтоб заставить сердце пациента биться.

— Шейд. Остановись. — Скалк, сводная сестра Шейда, положила

Источник

Лето Господне — Шмелев И.С.

Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят. Серенькая погода, оттепель. Капает за окном — как плачет.

Праздники

Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят. Серенькая погода, оттепель. Капает за окном — как плачет. Старый наш плотник — «филёнщик» Горкин, сказал вчера, что масленица уйдет — заплачет. Вот и заплакала — кап… кап… кап… Вот она! Я смотрю на растерзанные бумажные цветочки, назолоченый пряник «масленицы» — игрушки, принесенной вчера из бань: нет ни медведиков, ни горок, — пропала радость. И радостное что-то копошится в сердце: новое все теперь, другое. Теперь уж «душа начнется», — Горкин вчера рассказывал, — «душу готовить надо». Говеть, поститься, к Светлому Дню готовиться.

Отец не уехал по делам: особенный день сегодня, строгий, — редко кричит отец. Случилось что-нибудь важное. Но ведь он же его простил за пьянство, отпустил ему все грехи: вчера был прощеный день. И Василь-Василич простил всех нас, так и сказал в столовой на коленках — «всех прощаю!». Почему же кричит отец?

Отворяется дверь, входит Горкин с сияющим медным тазом. А, масленицу выкуривать! В тазу горячий кирпич и мятка, и на них поливают уксусом. Старая моя нянька Домнушка ходит за Горкиным и поливает, в тазу шипит, и подымается кислый пар, — священный. Я и теперь его слышу, из дали лет. Священный… — так называет Горкин. Он обходит углы и тихо колышет тазом. И надомной

Источник

Виктор Драгунский. Денискины рассказы

"ОН ЖИВОЙ И СВЕТИТСЯ..."

Однажды вечером я сидел во дворе, возле песка, и ждал маму. Она, наверно, задерживалась в институте, или в магазине, или, может быть, долго стояла на автобусной остановке. Не знаю. Только все родители нашего двора уже пришли, и все ребята пошли с ними по домам и уже, наверно, пили чай с бубликами и брынзой, а моей мамы все еще не было...

И Мишка схватил мой самосвал и побежал домой. А я остался со своим светлячком, глядел на него, глядел и никак не мог наглядеться: какой он зеленый, словно в сказке, и как он хоть и близко, на ладони, а светит, словно издалека... И я не мог ровно дышать, и я слышал, как стучит мое сердце, и чуть-чуть кололо в носу, как будто хотелось плакать.

НАДО ИМЕТЬ ЧУВСТВО ЮМОРА

Один раз мы с Мишкой делали уроки. Мы положили перед собой тетрадки и списывали. И в это время я рассказывал Мишке про лемуров, что у них большие глаза, как стеклянные блюдечки, и что я видел фотографию лемура, как он держится за авторучку, сам маленький-маленький и ужасно симпатичный.

- Ну слушай, - сказал папа. - Один мальчишка учится в первом классе "В". Его семья состоит из пяти человек. Мама встает в семь часов и тратит на одевание десять минут. Зато папа чистит зубы пять минут. Бабушка ходит в магазин столько, сколько мама одевается плюс папа чистит зубы. А дедушка читает газеты, сколько бабушка ходит в магазин минус во сколько встает мама.

Когда мальчишка из первого класса "В" просыпается, он потягивается столько времени, сколько одевается мама плюс папина чистка зубов. А умывается он, сколько дедушкины газеты, деленные на бабушку. На уроки он опаздывает на столько минут, сколько потягивается плюс умывается минус мамино вставание, умноженное на папины зубы.

И больше я не сказал ни слова, а вышел из комнаты, потому что я сразу догадался, что

Источник

Антон Павлович Чехов. Рассказы

как обработать кошку от блох народные средства
Видеоконсультации по болезням животных, по кормлению и содержанию смотрите на ютуб канале "ТЕРРИТОРИЯ ЖИВПРОМ". Смотрите здесь...

Корова перед отелом становится очень пугливой. Ее испуг может привести к тому, что от

--------------------------------------------------------------- В Х-ом общественном клубе с благотворительной целью давали бал-маскарад, или, как его называли местные барышни, бал-парей. Было двенадцать часов ночи. Не танцующие интеллигенты без масок - их было пять душ - сидели в читальне за большим столом и, уткнув носы и бороды в газеты, читали, дремали и, по выражению местного корреспондента столичных газет, очень либерального господина, - "мыслили". Из общей залы доносились звуки кадрили "Вьюшки". Мимо двери, сильно стуча ногами и звеня посудой, то и дело пробегали лакеи. В самой же читальне царила глубокая тишина. - Здесь, кажется, удобнее будет! - вдруг послышался низкий, придушенный голос, который, как казалось, выходил из печки. - Валяйте сюда! Сюда, ребята! Дверь отворилась, и в читальню вошел широкий, приземистый мужчина, одетый в кучерской костюм и шляпу с павлиньими перьями, в маске. За ним следом вошли две дамы в масках и лакей с подносом. На подносе была пузатая бутыль с ликером, бутылки три красного и несколько стаканов. - Сюда! Здесь и прохладнее будет, - сказал мужчина. - Становь поднос на стол... Садитесь, мамзели! Же ву при а ля три-монтран! А вы, господа, подвиньтесь... нечего тут! Мужчииа покачнулся в смахнул рукой со стола несколько журналов. - Становь сюда! А вы, господа читатели, подвиньтесь; некогда тут с газетами да с политикой... Бросайте! - Я просил бы вас потише, - сказал один из интеллигентов, поглядев на маску через очки. - Здесь читальня, а не буфет... Здесь не место пить. - Почему не место? Нешто стол качается или потолок обвалиться может? Чудно! Но... некогда разговаривать! Бросайте газеты... Почитали малость и будет с вас; и так уж умны очень, да и глаза попортишь, а главнее всего - я не желаю и все тут. Лакей поставил поднос на стол и, перекинув салфетку через локоть, стал у двери. Дамы тот

Источник

Новости

Обзор каталога-приложения № 33 наборов для рукоделия РИОЛИС

По традиции, в один из первых июльских дней, увидел свет новый каталог-приложение РИОЛИС № 33. Каталог этот особенный: он состоит только из новинок! На 11 страницах вы найдете много интересного для себя: вышивку традиционным крестом, полукрестом, лентами, бисером, бусинами и гладью. Познаете азы легкой в исполнении и невероятно красивой техники Ассизи, названной, по приданию, в честь одноименного итальянского городка.

Здесь и вышивка крестом с цветами – оригинальный «Натюрморт» по мотивам картины известного грузинского художника Ника Джапаридзе (1771), пышный «Букет с астрами» (1773). И утонченный образ юной барышни 1764 «Романтика», украшенной лентами. И ароматные «Нарциссы на окошке» (1762) и «Крокусы на окошке» (1763), которые будут отлично сочетаться с ранее вышедшим набором 1669 «Подоконник с цветами».

Долгожданное пополнение серии РИОЛИС Premium! Яркий, сочный, богатый натюрморт с подсолнухами «Солнечный день» (100/057) буквально приковывает взгляд. Как стильно и смело на фоне пестрых оранжевых оттенков смотрятся тыквы, сливы, виноград и ваза цвета ясного летнего неба. Вышивка станет гордостью рукодельницы и по достоинству займет место главного украшения дома.

В этот раз художники РИОЛИС вдохновились северным побережьем Италии. Невероятно яркий и жизнерадостный сюжет «Лигурия» (1747) создает атмосферу долгожданного и незабываемого отдыха. Сочное многообразие цветов поможет рукодельницам вышить по-настоящему летнюю картину.

будет ли молоко у кормящей кошки
Лактозная непереносимость. Этот термин знаком некоторым мамочкам новорожденных деток, а также тем, чей организм не может нормально воспринимать молочную пищу.

Что это за заболевание? Каковы его причины и симптомы?

Астрологи утверждают, что предстоящий год свиньи окажется плодотворным, успешным и богатым на грандиозные события. Особенно повезет тем, кто успеет поселить у себя дома героя восточного гороскопа, сделанного своими руками! И в этом Р

Источник

Денискины рассказы

Виктор Драгунский

Однажды вечером я сидел во дворе, возле песка, и ждал маму. Она, наверно, задерживалась в институте, или в магазине, или, может быть, долго стояла на автобусной остановке. Не знаю. Только все родители нашего двора уже пришли, и все ребята пошли с ними по домам и уже, наверно, пили чай с бубликами и брынзой, а моей мамы все еще не было…

И вот уже стали зажигаться в окнах огоньки, и радио заиграло музыку, и в небе задвигались темные облака — они были похожи на бородатых стариков…

И мне захотелось есть, а мамы все не было, и я подумал, что, если бы я знал, что моя мама хочет есть и ждет меня где-то на краю света, я бы моментально к ней побежал, а не опаздывал бы и не заставлял ее сидеть на песке и скучать.

— Ого! — сказал Мишка. — Где достал? А он сам набирает песок? Не сам? А сам сваливает? Да? А ручка? Для чего она? Ее можно вертеть? Да? А? Ого! Дашь мне его домой?

Я смотрел на ворота, чтоб не пропустить, когда придет мама. Но она все не шла. Видно, встретила тетю Розу, и они стоят и разговаривают и даже не думают про меня. Я лег на песок.

Я открыл коробочку и сперва ничего не увидел, а потом увидел маленький светло-зеленый огонек, как будто где-то далеко-далеко от меня горела крошечная звездочка, и в то же время я сам держал ее сейчас в руках.

И Мишка схватил мой самосвал и побежал домой. А я остался со своим светлячком, глядел на него, глядел и никак не мог наглядеться: какой он зеленый, словно в сказке, и как он хоть и близко, на ладони, а светит, словно издалека… И я не мог ровно дышать, и я слышал, как стучит мое сердце, и чуть-чуть кололо в носу, как будто хотелось плакать.

— Да, — сказала она, — это волшебство! Но все-таки как ты решился отдать такую ценную вещь, как самосвал, за этого червячка?

Один раз мы с Мишкой делали уроки. Мы положили перед со

Источник